10 августа прошел традиционный для павловчан крестный ход вокруг Павлово с Шуйской (Смоленской) иконой Богородицы.

10 августа после Божественной Литургии и молебна в Вознесенском соборе г.Павлово прошел традиционный для павловчан крестный ход вокруг города с Шуйской (Смоленской) иконой Богородицы.

Возглавил богослужения и крестный ход благочинный Павловского округа иерей Андрей Смолин. Ему сослужили и приняли участие в крестном ходе и другие клирики Павловского благочиния.

Крестный ход отправился от Вознесенского собора вдоль берега реки Оки к Воскресенской церкви, потом к Георгиевской часовне, оттуда он подошел к центральному кладбищу города Павлова и Покровскому храму. Далее маршрут лежал через села Сосновского благочиния: Таремское, Завалищи, Большое Давыдово (храм в честь Крещения Господня). Затем крестоходцы, пройдя через Восточный поселок г.Павлово, вернулись в Вознесенский собор.

По ходу движения крестного хода совершались духовные песнопения, молебны с водосвятием и чтением акафиста, заупокойные литии, священники произносили проповеди и вели беседы на религиозные темы. В местах остановок участников крестного хода кормили местные жители, которым от Павловского благочиния огромная благодарность. По всему маршруту крестный ход сопровождали сотрудники ГИБДД.

Жунусов Андрей.

Фото протоиерея Александра Тягина

и Жунусова Андрея

Справка:

Икона Божией Матери Шуйская (Смоленская) особо почиталась в селе Павлово с XVIII века.

Вот что пишет А. Смирнов в книге «Павлово и Ворсма – известные стально-слесарным производством села Нижегородской губернии» (1864 г.):

«В 1771 г. в царствовании Государыни Императрицы Екатерины II в отечество наше проникла из Молдавии чума, распространившаяся и в Павлове. В то самое время, когда эта моровая язва достигла высшей степени своего развития, явилась у жителей Павлова мысль: написать для избавления от бедствия икону Богородицы «Смоленская».

Но кому поручить написание иконы? Вопрос этот привел всех в затруднение. Единственный тогдашний иконописец в Павлове, крестьянин Андрей Федотович Минеев, был закоренелый раскольник, а потому упорно отказывался ехать в Шую для снятия копии с чудотворной иконы. Другого мастера искать было некогда. Вскоре все устроилось; неоднократные усиленные просьбы жителей Павлова победили упорство Минеева: он отправился в Шую, сделал снимок с тамошнего образа и дома изобразил его на доске. Икона была написана в одну неделю. Эту неделю в Павлове все, от мала до велика, постились, и самый иконописец, приступая к изображению лика Богоматери, наложил на себя строгий пост.

Когда икона была готова, 1-е число ноября было назначено для перенесения ее в древний Спасо-Преображенский храм. Народ вместе с духовенством, с крестами и хоругвями, отправился к дому Минеева, где находилась икона; близ нее было совершено с коленопреклонением молебствие, по окончании коего икона взята и внесена в церковь. По словам старожилов, во время этого хода пение духовное было заглушаемо молитвенным воплем народа. В тот же день была отслужена всенощная, и на другой, после Литургии, совершен крестный ход вокруг села.

Гибельная язва в тот же самый день, по преданию, потеряла силу и вскоре совершенно прекратилась.

С тех пор эта икона благоговейно чтится всеми павловцами, и в часы общественных и семейных радостей, и в дни бед и скорбей они прибегают к ней с молитвою. То же предание прибавляет, что иконописец Минеев так был поражен чудесным избавлением Павлова от моровой язвы, что не только сам оставил свое раскольническое заблуждение, но и обратил всех своих единомышленников к единоверию».

(16)