Святыни благочиния

Спасов источник (д.Малая Тарка, около города Павлово)

    История, опубликованная в 60-х годах XIX века в «Нижегородских епархиальных ведомостях» содержит интересную связь событий и предания. (Кстати, это предание, легенда, было записано, запись хранилась в каменной часовне при ключике. Кто сделал запись, когда и куда она потом делась неизвестно, но в 1866 году, во время выхода данного номера «Ведомостей», запись находилась на своем месте, в часовне).

Итак, что до нас доносит предание?

«Более ста лет назад тому в селе Павлове жил благочестивый крестьянин Иван Иванов Батинькин». Видим, что предание донесло до нас имя конкретного человека и род его занятий. Иван «Однажды…по обыкновению своему, поздно вечером совершал молитву». В это время внезапный свет, как молния, блеснул в его храмине (доме – П.Ф.). От испуга он упал и почти без чувств пробыл до рассвета. Но вставши, он чувствовал себя тяжко больным. Однако ж о случившемся но время вечерней молитвы счел за нужное не открывать другим, думая, что это, может быть, произошло от врага рода человеческого, ненавидящего усердную молитву».

Крестьянин действительно предстает как истово верующий христианин – он постоянно молится и знает основы святоотеческой аскезы. Во время болезни крестьянину было откровение — некий голос велел ему идти в село Тарку. Там он найдет два источника, из которых должен умыться для излечения от болезни. Иван действительно нашел в указанном месте источники, умылся и попил воды. «Вдруг на дне одного из них (источников — П.Ф.) песок пришел в движение, вода возмутилась, и…Иоанн видит изобразившийся на песке лик Спасителя».

Через месяц опять некий голос указывает крестьянину идти в Шую и заказать там образ Христа, именно тот, что был ему явлен на источнике. На месте явления образа Иван должен был построить часовню. Крестьянин все исполнил. В 1816 годы абабковская помещица Прокофьева построила каменную часовню, в которой и находился образ Спасителя.

Икона была сравнительно небольшой (36Х36 см.), в 1866 году на ней был ценный серебряный оклад. Некоторое время около часовни жил так называемый безмолвник (здесь – мирянин, принявший особый духовный подвиг молчания), крестьянин села Абабкова по имени Матвей.

До сих пор в Павлове почитается это святое место, к роднику совершаются крестные ходы.

Шуйская (Смоленская) икона Божией Матери

«МАТЕРИАЛЫ  ПО  ИСТОРИИ  ПОЧИТАНИЯ ИКОНЫ  БОЖИЕЙ  МАТЕРИ  ШУЙСКОЙ -СМОЛЕНСКОЙ»

(К  350-ЛЕТИЮ  ПРОСЛАВЛЕНИЯ:  1667 – 2017). Борис Макарьянц

Обретение чудотворной иконы Божией Матери, названной Шуйской-Смоленской, связано с противостоянием эпидемии моровой язвы (чумы), распространившейся в российских городах и поселениях в 1654 — 1655 годах, во времена царствования Алексея Михайловича. В Шуе эта эпидемия продолжалась 42 дня и унесла жизни половины населения города. Местные жители, видя в постигшем их бедствии знак Божьего гнева, давали многие благочестивые обеты, а прихожане посадской Воскресенской церкви согласились собрать средства на новую икону Божией Матери Смоленскую. Обетную икону взялся написать потомственный шуйский мастер Герасим Иконников. По преданию, создание шуйского образа вышло необычным: нанесённая на левкас типовая прорись иконы была трижды исправлена невидимой рукой, несмотря на старания иконописца вернуть ей первоначальный вид, и значительно отличалась от исконного Смоленского извода. В итоге мастер Герасим счёл это действием Промысла Божия и по благословению духовенства закончил образ так, как он сам собою начертался. Сразу после завершения работы над иконой Крестный ход сопроводил новый образ Божией Матери от дома иконописца в Воскресенскую церковь. Вскоре, многими молитвами к Богоматери и её Сыну, эпидемия пошла на спад – первоначально в Воскресенском приходе, а затем и во всём городе.

Через 12 лет, с апреля 1666 года, от новонаписанной иконы вновь в изобилии начали совершаться исцеления, и весть об этом разошлась далеко за пределы Шуи. Почитая своим долгом известить царя и духовные власти о таковой милости Божией, шуяне прилежно изложили все обстоятельства в Сказании о чудотворной иконе и отослали его в столицу. 28 июля 1667 года, по высочайшему указу, в посадской Воскресенской церкви была совершена праздничная служба под началом архиепископа Стефана с участием прибывших с ним высоких духовных лиц, и надо полагать, вместе со всеми жителями крепости и посада.

Сказание об иконе с перечислением множества исцелений и деловая переписка 1667 года о ходе её прославления, опубликованные в XIX столетии, составили особый сводный документ, дающий достаточно подробное представление о событиях в Шуйской крепости. В перепитиях XX века часть этой переписки и подлинник Сказания оказались утраченными, но до наших дней дошла рукописная копия Сказания, в точности переписанная с шуйского подлинника в 1771 году.

     Это «рукописание» из собрания исторического музея города Павлово Нижегородской области, служило для окрестных жителей уверением в особой благодати Шуйской иконы Божией Матери. Написанный по обету список знаменитой иконы избавил павловчан от моровой язвы 1771 года так же, как подлинный чудотворный образ из Шуи выручил своих богомольцев столетием раньше.

   В память о полном прекращении эпидемии после крестного хода с иконой вокруг села Павлово, была установлена особая всецерковная дата празднования Шуйской иконе Божией Матери во 2-й день ноября месяца (по новому стилю – 15 ноября).

 

 

(184)